интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
12 .. 14
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 67.18
  • 77.35
спецпроект
Альтернатива есть

Слэм по-медицински

 

Где можно найти ученых, которые готовы понятным языком рассказать о том, чем занимаются, да еще таких, которые реально двигают науку вперед? Такую возможность создает проект Pharma Slam. Все просто: 10 минут на спич, минимум терминов, максимум доступности. Корреспондент «Понедельника» побывала на таком мероприятии и поговорила с тремя молодыми исследователями, которые выбрали фармацевтику и уже достигли в ней успехов.

Текст: Анжела Патракова

 

Евгений Логунов — ведущий научный сотрудник группы фармацевтических компаний «Герофарм», работающий над препаратами для лечения сахарного диабета. В фармацевтику подался по советам родственников — поступил и в Санкт-Петербургскую государственную химико-фармацевтическую академию, и в Санкт-Петербургский государственный технологический институт. В итоге выбрал первое учебное заведение.

Евгений Логунов,
27 лет:

— До третьего курса я не до конца понимал, чем буду заниматься, даже подумывал все бросить и уйти из академии. Но уже на четвертом курсе к нам стали приходить представители фармкомпаний, рассказывать, чем они занимаются. Увлекло. Практику я прошел в биотехнологической компании «Биокад», там же делал дипломную работу — за нее поставили отлично. Технологии выделения и очистки меня привлекли как раз в то время. Было интересно понять, как из желтой непонятной жидкости получается кристально чистый, прозрачный препарат, способный лечить некоторые виды рака, ревматоидного артрита или еще что-то столь же зловещее.

После окончания академии Евгения пригласили стать частью коллектива биохимиков, занимающихся разработкой технологий выделения и очистки рекомбинантных препаратов на основе моноклональных антител. Основной смысл технологии — в разработке направленных лекарственных препаратов, которые избирательно влияют только на одно заболевание и не оказывают отрицательного влияния на здоровые ткани и клетки. Зачастую это препараты биологического происхождения, так что развитие инновационной сферы биотехнологий может по-настоящему изменить жизнь людей.

Евгений Логунов,
27 лет:

— Сначала было нелегко. На тот момент у нас было все печально с русскоязычной литературой, пришлось изучать иностранные статьи, читать зарубежные журналы. Читал много, даже после работы — вместо того, чтобы сходить куда-нибудь или посмотреть телевизор. Стал потихоньку понимать, как это все должно работать. Спустя девять месяцев кропотливой работы получил награду за вклад в разработку первого в России рекомбинантного моноклонального антитела Ритуксимаб. Над этим проектом трудился большой коллектив ученых, и вскоре на рынок вышел наш отечественный препарат.

 

 

Сейчас Евгений работает в компании «Герофарм», изучает связь между кишечной палочкой и сахарным диабетом. Надеемся, новые разработки уже не за горами!

Сергей Смирнов учится на четвертом курсе Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И. П. Павлова. В медицину Сергея привел несчастный случай: когда ему было пять лет, его сбила машина. Пострадавшему потребовалось зашить селезенку, что и сделал хирург по фамилии Протопопов. С тех самых пор Сергей решил, что хочет быть врачом. Сейчас он активно занимается на кафедре оперативной хирургии, а на кафедре патофизиологии участвует в разработке модели хронической тромбоэмбологической легочной гипертензии, исследует терапевтический эффект экспериментальных препаратов.

Сергей Смирнов,
21 год:

— Заниматься именно «сердечной» темой начал случайно. Однажды я понял, что хочу научиться базовым исследовательским навыкам: задавать вопросы и нестандартно мыслить, и через товарищей вышел на коллектив, работающий над решением проблемы инфаркта миокарда. Эффективное лечение инфаркта миокарда возможно лишь в первые шесть часов после приступа, а ребята разрабатывают лечение, которое понадобится в том случае, если эти шесть часов были упущены. Мезенхимные стволовые клетки могут превращаться, подобно глине, в любые ткани, а еще они способны воздействовать на окружающие ткани и нейтрализовывать агрессивные факторы. Это значит, что у клеток сердца, которые не погибли в первые шесть часов, появляется надежда на спасение. Для больного это вопрос инвалидности или полноценного существования. В России работа со стволовыми клетками (биомедицинскими клеточными продуктами, БМКП) с каждым годом упрощается: появляются законодательная база, новые исследовательские центры и биобанки. Сейчас я работаю в одном из передовых научных центров Северо-Запада, это дало мне возможность развивать интересующее меня направление. Проблема лечения инфаркта миокарда в России, как и в большинстве развитых стран мира, не теряет актуальности. Думаю, клеточная терапия должна занять достойное место среди методов лечения этой тяжелой патологии.

 

 

Равиль Хайбуллин — ведущий химик-синтетик фармацевтической компании «Вертекс». Химией заинтересовался еще в школе, первые шаги в научных исследованиях начал делать, когда учился на третьем курсе Казанского технологического университета и одновременно посещал Институт органической и физической химии им. А. А. Арбузова Казанского научного центра РАН. Кстати, именно там он через несколько лет окончил аспирантуру.

Равиль Хайбуллин,
34 года:

— Меня привлекла химия природных соединений. Природа создает самые изощренные, интересные и красивые молекулы с необычными свойствами. В лаборатории мы выделяли вещества из природных источников, очищали их, характеризовали и проводили с ними дальнейшие химические трансформации... После аспирантуры я два с половиной года был постдоком в Университете Флориды в США. А пару лет назад начал заниматься новым проектом, связанным с жирными кислотами. Наш объект исследования — фермент FAS, который находится в клетках нашего организма и синтезирует жирные кислоты. В основном, во всех здоровых клетках он находится в спящем режиме, а клетка получает все необходимые жирные кислоты с пищей. Однако в раковой клетке жирные кислоты — важный источник строительного материала и энергии для неконтролируемого деления и роста. Если удастся отключить этот механизм, злокачественные клетки не смогут быстро делиться, и развитие и распространение опухоли будет приостановлено. Об этом хочется рассказывать не только потому, что это важно или нужно привлечь молодежь в эту сферу, но и потому, что наука — часть нашей культуры, так же, как театр или кино. И совсем не обязательно быть хорошим актером и классно танцевать, чтобы любить и понимать это искусство. То же самое и с наукой!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

«Ню-ню-ню!»

«Ню-ню-ню!»

Приглашаем полюбоваться на карнавальную мистерию.

19 августа 2018 0 52
Скорая джазовая помощь

Скорая джазовая помощь

Певица Арина Фауль о том, как организовать благотворительный концерт.

18 августа 2018 0 48
ЗОЖ-ревизия

ЗОЖ-ревизия

Анализируем опыт лидеров: в чем секрет успеха сервисов и приложений?

17 августа 2018 0 78